Главная Бренды GILLETTE

Название бренда:  Gillette
Слоган: Лучше для мужчины нет
Отрасль: товары личной гигиены.
Продукция: бритвенные станки, товары личной гигиены
Компания-владелец: Procter&Gamble
Год основания: 1837 г.
Штаб-квартира: США.

Показатели деятельности

Финансовые показатели компании Procter&Gamble
 
Оборот
Операционный доход
Чистая прибыль
Сумма активов
Собственный капитал
Число работающих
 
Net Sales
Operating income
Net earnings
Total assets
Shareholder's equity
 
 
$, млрд
$, млрд
$, млрд
$, млрд
$, млрд
Тыс. чел.
2011
70,464
13,849
11,797
138,354
68
129
2012
73,138
12,495
10,756
132,244
64,035
126
2013
73,910
13,051
11,312
139,263
68,709
121
2014
74,401
13,910
11,643
144,266
69,976
118
2015
70,749
11,049
7,036
129,495
63,050
110
2016
65,299
13,441
10,508
127,136
57,983
105
 
 
 
Стоимость бренда Gillette по оценке следующих компаний:
Год
Interbrand, $млрд
Millward Brown Optimor, $млрд
Brand Finance, $млрд
2014
22,845
19,025
8,409
2015 22,218 19,737 8,988
2016 19,950 16,400 н\д
 
Сделка M&A по поглощению компанией Procter&Gamble компании Gillette (2005 г.), оцениваемая экспертами  $57 млрд, считается одной из крупнейших в новейшей истории. 

История компании

Procter&Gamble появилась на свет как маленькая фирма в провинциальном американском городе Цинциннати. Англичанин Уильям Проктер был владельцем магазина и свечных дел мастером, а ирландец Джеймс Гэмбл - мыловаром. Оба будущих основателя изучили свое дело у себя на родине, совершенно независимо друг от друга открыли предприятия в американском городке. Так сложилось, что женами будущих компаньонов стали родные сестры Элизабет и Оливия Норрис. В 1837 году в США начался банковский кризис. 
Читать дальше
Именно тогда тесть Александр Норрис, также занимающийся свечным делом, предложил, чтобы два предпринимателя объединили свое дело. Партнеры установили начальный капитал объединенного предприятия - $7500- и в начале ноября было подписано формальное соглашение об основании фирмы.
В период основания компании город Цинциннати представлял собой один из развивающихся центров США по производству фасованного мяса. Ведущее производство поддерживало целый ряд сопутствующих отраслей. К началу 1840-х годов в городе действовало не меньше 17 предприятий по производству мыла и свечей - что считалось по стандартам той эпохи довольно крупным бизнесом. Организация своего дела в непосредственной близости к растущему мясоконсервному производству позволила Уильяму Проктеру и Джеймсу Гэмблу познакомиться с прогрессивными промышленными методами - прообразом конвейерной техники.
В течение нескольких первых десятилетий Проктер и Гэмбл сумели создать преуспевающее предприятие, товары которого доставлялись по реке в Новый Орлеан, где на океанских судах развозились по всему Атлантическому побережью. Водная система Огайо-Миссисипи была для компании основным каналом распространения. Все производство было приспособлено к доставке товаров на пароходах. В этот период предприятие финансировалось в основном за счет получения краткосрочных кредитов в местных банках. Маркетинг представлял собой в этих условиях, в первую очередь, установление контактов с оптовиками и владельцами магазинов. Поскольку продукты P&G тогда еще не являлись брендами, расходы на рекламу были минимальными. Товары поступали на рынок под своими видовыми названиями.
Фирма активно росла и приспосабливалась к меняющимся условиям, особенно когда в середине XIX века в бизнес вошло второе поколение Проктеров и Гэмблов. Сеть торговых дилеров компании постоянно расширялась под руководством Джорджа Проктера (сына Уильяма Проктера) и одновременно с этим увеличивался объем производства. Развитие сети железных дорог также ускорило рост фирмы. Вскоре компания открыла новые рынки на северо-востоке США. Возможно, еще важнее, чем маркетинговая экспансия, оказалось активное стремление компании к совершенствованию технологии производства. Начиная с конца 50-х годов XIX века под руководством Джеймса Гэмбла-младшего P&G приступила к систематическому научному изучению искусства мыловарения. Предприниматель посещал лабораторию Кемпбелла Морфита - ведущего специалиста по химии свечного и мыловаренного производства - и наблюдал за научным анализом продукции своей фирмы и конкурентов. Для исследований использовались товары, специально приобретенные в магазинах, то есть наиболее близкие к потребителю.
Гражданская война в США явилась поворотным моментом в развитии компании. Когда дошли слухи о предстоящих военных действиях, руководство P&G находилось в Новом Орлеане. Быстро оценив ситуацию, владельцы компании поняли, что война закроет доступ к южным портам США и цены на сырье вскоре резко поднимутся. Партнеры приобрели весь деготь, который сумели отыскать, и переправили его пароходом до Цинциннати, где затребовали весь возможный транспорт для разгрузки и доставки сырья на местные склады. Это своевременное мероприятие обеспечило компании сырьевой запас, который позволил на многие месяцы опередить конкурентов.
К 70-м годам XIX века рост свечной мануфактуры практически прекратился. Для того, чтобы продолжать развиваться, компании следовало найти новые источники для роста именно мыловаренного направления своего бизнеса. Ответом P&G на кризис стратегического роста 70-х годов XIX века стал переход к товарам, ориентированным на потребителя. Усилия сосредоточились на идее создания бренда. В результате компания превратилась в одного из крупных рекламодателей США, став пионером в установлении новых связей со своими потребителями с помощью СМИ. Первым брендом компании стало знаменитое плавающее мыло Ivory. По легенде, создание этого мыла было чистой случайностью - по рассеянности один из рабочих оставил порцию сырья в котле слишком надолго, в результате чего в вещество оказалось наполнено воздухом и по весу легче воды. Впоследствии бренду было присвоено название Ivory ("слоновая кость"), которое Харли Проктер взял из библейской строки, в которой говорилось о "чертогах из слоновой кости". В то же время компания начала распространять информацию о продукте среди владельцев магазинов, которые находились в непосредственном контакте с покупателями. В 1879 году в чикагской газете была напечатана первая ориентированная на потребителя статья, рассказывающая об уникальных свойствах этого мыла. На протяжении последующих десятилетий печатная реклама, особенно журнальная, стала наиболее важным аспектом маркетинга компании. Миллионы потребителей конца ХIХ - начала ХХ века узнали об Ivory именно благодаря элегантной полностраничной рекламе, которую P&G помещала практически во все журналы.
В начале ХХ века компания пошла на коренное изменение своей структуры. Фирма превратилась в публичную, поделив свои акции с другими совладельцами. Управление компанией стало строиться на основе бренд-менеджмента. В 1887 году Уильям Проктер убедил партнеров предложить работникам систему участия в прибыли. Была организована специальная программа с целью убедить рабочих вложить свои дивиденды в акции компании. P&G предоставляла малооплачиваемым сотрудникам гарантию от потерь, связанных с инвестициями в акции, в размере до $ 1 тысячи.
По мере того, как компания выстраивала стратегическое планирование вокруг маркетинга брендов, традиционная структура поставок также менялась. На протяжении всего времени со дня своего создания P&G распространяла продукцию через оптовых посредников. К 1910 году стало ясно, что требуется более гибкий механизм дистрибуции. Результатом стал переход к новой инфраструктуре: P&G начала продавать свою продукцию напрямую розничным торговцам. Так как подобная работа показала свою полезность, компания создала специальный департамент исследований рынка. В 20-е годы в нем появились первые сотрудницы-женщины, в чью задачу входили социологические опросы населения об используемых бытовых товарах.
Опыт конкурентной борьбы за ресурсы также убедил руководство P&G распределить маркетинговые усилия между отдельными командами по каждому из брендов и предоставить им значительную самостоятельность. Бренд-менеджеры фактически отвечали за более широкий круг задач, чем просто маркетинг. В их обязанности входил контроль над разработкой продукта и продажами на местах. Со временем компания стала осваивать новые средства рекламы. P&G выступила в роли спонсора для радиоспектакля The Puddle Family - популярной "мыльной оперы". К концу 30-х годов фирма завоевала прочную позицию в качестве одного из крупнейших рекламодателей в эфире. Ей удалось освоить новое средство массовой информации, пока оно находилось на стадии эксперимента.
Грамотно организованный менеджмент и удачная рекламная политика смогли выдвинуть P&G во второй половине ХХ века в ряд крупнейших международных корпораций. Одним из наиболее эффективных результатов работы в командах явилась ускорившаяся разработка новой продукции. В 1983 году фирма тестировала на пробных рынках рекордное количество новинок - 22 новых бренда. В этот же период зарубежные продажи компании выросли почти на 150%. Особенно успешным оказался бизнес в Западной Европе, где P&G получала до 40% своих прибылей. Компания создала ряд механизмов для интеграции своих отделений в других странах. К примеру, для того чтобы продвигать отдельные бренды, создавались команды "Евробренд", руководителями которых становились сотрудники национального отделения. В Европе корпорация превратилась в матричную структуру: топ-менеджеры одновременно возглавляли национальные отделения и в то же время отвечали за определенную категорию продукции. К концу 80-х компания заняла лидирующие позиции на основных рынках в Западной Европе и начала проникновение на такие локальные рынки, как Иберийский полуостров, Скандинавия и Балканы.
Представительство P&G в России было открыто в 1991 году, в настоящее время компания открыла 4 региональных офиса и 3 завода. Головной российский офис находится в Москве.

История бренда

Кинг Кэмп Жиллетт, изобретатель одноразовой бритвы и основатель компании, носящей его имя, доказал: большие деньги можно сделать на мелочах – бытовых предметах, которые стоят дешево, но используются повседневно.
Удивительно, но собственный бизнес, быстро сделавший его миллионером, Кинг Кэмп Жиллетт основал лишь в канун своего пятидесятилетия. До этого он 30 лет работал коммивояжером.
Читать дальше
Будущий «бритвенный король» (родители пророчески назвали своего сына Кингом) родился в 1855 году в городке Фон-дю-Лак в штате Висконсин. Его отец, владелец скобяной лавки, был буквально одержим изобретательством, постоянно совершенствуя все, что попадалось под руку. Тем же занимались и браться Кинга. Вскоре после того, как в 1871 году пожар уничтожил лавку Жиллетта-старшего, он получил место патентного агента в Нью-Йорке. Туда же переехал и его 16-летний сын. Он начал самостоятельно зарабатывать деньги, став коммивояжером, развозившим продукцию скобяной фирмы.
Долгие годы мотаясь по всей стране и торгуя самыми разнообразными товарами, Жиллетт приобрел колоссальный опыт убеждения, который впоследствии ему очень помог. Все это время он не переставал изобретать – оригинальный механизм из поршня и втулки для водопроводного крана, несколько типов электрических проводников, новый вентиль из мягкой резины… Все это были полезные в быту вещи, однако приобретенные патенты больших денег изобретателю не принесли. Жиллетт позже признался, что у него не хватало ни времени, ни денег, чтобы самому заниматься продвижением своих новинок, и деньги обычно получали другие. Нужно было другое изобретение, которое сразу произвело бы переворот на рынке и сделало своего автора миллионером.
Направление поискам Жиллетта задал его босс Уильям Пейнтер, владелец балтиморской компании Crown Cork & Seal. Пейнтер сам изобрел одну ценную и по сей день пользующуюся спросом вещицу – пробку для закупорки бутылки (Crown Cork), которая представляла собой оловянную крышку с присоединенной к ней прокладкой. Видя, как его торговый агент все время тщетно пытается что-то изобрести, Пейнтер посоветовал Жиллетту задуматься над чем-то столь же практичным, дешевым и одноразовым, как его пробка. Над чем-то, что покупателю не жаль будет выбросить, чтобы тут же направиться в магазин за следующей покупкой.
 «После этого памятного совета изобретение нового товара повседневного спроса с непродолжительным сроком использования превратилось для меня в навязчивую идею, – вспоминал Жиллетт. – Я перебирал в памяти почти все человеческие потребности, все сферы деятельности человека, но безрезультатно».
И лишь летом 1895 года его осенило.
Однажды утром, совершая ежедневный мужской ритуал, коммивояжер обнаружил, что его бритва в очередной раз затупилась. Надо было снова нести ее к точильщику, терять время и деньги.
«Я стоял, сжав бритву в руке, – писал позже Кинг Кэмп. – И вдруг совершенно явственно представил себе будущий станок Gillette! За считаные секунды в голове промелькнуло множество вопросов, но ответы находились моментально, как будто все это происходило во сне».
Жиллетт впервые обратил внимание, что работает в бритве лишь тонкое лезвие, а оставшаяся часть служит для его поддержки – хотя производство ручки тоже требует времени и денег. В то время ручку делали из дорогой стали и украшали резьбой, чеканкой и прочими излишествами. Почему бы не придумать более экономный способ удержания лезвия, а самому ему увеличить срок действия? А может быть, пойти еще дальше – перейти к сменным дешевым лезвиям?
Так родилась идея сменного, заточенного с двух сторон лезвия, а также Т-образной дешевой ручки с зажимами. До этого конструкция бритвы не менялась веками, а ее использование было процедурой рискованной и малоприятной – не случайно долгое время бритва называлась «опасной». Лишь в середине 1870-х годов братья Кемпфе в Германии изобрели «безопасную», но кованую и с лезвием, требовавшим постоянной заточки.
Жиллетт задумался о принципиально ином станке с другим лезвием – тонким, прочным, легким и дешевым, чтобы его можно было выкидывать и заменять после каждого бритья. Потенциальными покупателями такого товара должны были стать все взрослые мужчины на свете – вне зависимости от их национальной принадлежности, благосостояния и образования. Это и было гениальное изобретение, патент на которое мог обогатить изобретателя в одночасье.
Жиллетт начал экспериментировать и сразу же натолкнулся на главное препятствие – все специалисты, к которым он обращался за советом, в один голос утверждали, что необходимой для нового бритвенного станка стали – одновременно тонкой, прочной и дешевой – современная промышленность просто не производит. Изобретатель еще не знал тогда, что потребуется особая сталь, стоимость которой окажется намного дороже расчетной. Не знал он и того, что одни лабораторные тесты потребуют четверти миллиона долларов. Когда Жиллетт это понял, энтузиазм потенциальных инвесторов и вовсе упал до нуля.
Шесть лет прошли в бесплодных поисках. Жиллетт обошел всех точильщиков, все специализированные магазины в Бостоне и Нью-Йорке, пытаясь выяснить, как можно сделать тверже тонкую сталь, при какой температуре ее лучше закалять, чтобы избежать искривлений лезвия. Даже специалисты одного из самых авторитетных научных центров – Массачусетского технологического института – смущенно разводили руками. А друзья и коллеги советовали ему выкинуть эту бредовую идею из головы.
Наконец, в 1901 году судьба свела Жиллетта с инженером-механиком Уильямом Никерсоном, который и придумал технологию укрепления и заточки стальной ленты. После этого дело сдвинулось с мертвой точки – был получен патент на Т-образную безопасную бритву (которую можно открыть, чтобы сменить затупившееся лезвие на новое) и основана фирма по ее производству – American Safety Razor Company (в июле 1902-го она сменила название на Gillette Safety Razor Company). Однако начальный капитал быстро иссяк, и компаньоны – Жиллетт и Никерсон с двумя своими друзьями – разместили акции компании на бирже, выручив еще $5 тыс. Но и те вскоре улетучились, а себестоимость бритв оставалась еще слишком высокой для предмета одноразового использования.
Компанию спас дар убеждения, которым обладал коммивояжер с тридцатилетним стажем. Жиллетту удалось привлечь инвесторов, и в 1903 году началось серийное производство его бритв. Тем не менее, старт новорожденной компании не внушал оптимизма – за первый год удалось продать всего 51 станок и 168 лезвий. Глава компании из последних сил старался удержать инвесторов, заверяя их, что для завоевания симпатий покупателя новому товару нужно время. И его ожидания оправдались – уже в следующем году более ста тысяч американцев купили продукцию Gillette, а к 1908 году прибыль превысила $13 млн.
Буквально за два года Жиллетт стал миллионером – благодаря не только самому изобретению, но и несомненному таланту предпринимателя (даром что тот проявился на пятом десятке жизни). Главным достижением Жиллетта-бизнесмена был нестандартный маркетинговый ход, с тех пор ставший классическим: производитель бритвенных станков начал продавать их ниже себестоимости, даже раздавать даром! Так он приучил потребителей к своей продукции и заставил их покупать все больше лезвий.
Это и было главное изобретение Кинга Кэмпа Жиллетта. Модель бизнеса, которая в XIX веке получила название «бритва-лезвие», а сегодня называется моделью «наживки и крючка», когда главный продукт продается по заведомо заниженной цене, а прибыль получается за счет многократной продажи расходного продукта, без которого не работает главный. Фактически речь идет об особой форме продажи в рассрочку: потребитель в итоге компенсирует издержки компании на производство главного продукта, покупая расходные материалы. Как любил повторять сам Жиллетт, «не нужно жалеть денег на покупку рынка».
Уже к 1906 году Жиллетт развернул дистрибьюторскую сеть в Европе и продлил свой патент еще на 20 лет, что позволило его компании надолго остаться монополистом. Конкурентов, пытавшихся обойти патент, глава Gillette преследовал в судебном порядке, а самых крупных и настойчивых просто покупал.
Очень помогла росту компании и начавшаяся Первая мировая война. Армии всех воюющих стран были особенно заинтересованы в приобретении средств быстрого и безопасного бритья. Жиллетт легко смог добиться контракта на эксклюзивную поставку своей продукции армии США. К концу войны компания продала военным 3,5 млн. станков и 32 млн. лезвий.
Кроме непосредственной прибыли от этой сделки, Gillette получила рекламу, о которой не могла и мечтать. После демобилизации тысячи мужчин, привыкших к безопасной бритве, уже не могли обойтись без продукции Gillette в мирной жизни. А бритва Gillette сделалась непреходящим атрибутом мужественности, гарантируя компании целые поколения будущих клиентов.
Разбогатев, Жиллетт вернулся к другому своему проекту, куда более грандиозному, чем безопасная бритва, – проекту усовершенствования человеческого общества.
Удачливый бизнесмен был настроен более чем критически к «капиталистическому беспределу», выгодному только крупным «акулам с Уолл-стрит», и считал, что мировая экономика представляет собой огромный, но плохо настроенный механизм, который нуждается в срочном ремонте. В 1894 году Жиллетт выпустил книгу «Тенденция человечества» – социальную урбанистическую утопию. Идеально организованная Америка, по Жиллетту, вся будет проживать в гигантском городском комплексе в районе Великих Озер – Метрополисе. Сотни небоскребов обеспечат миллионы людей жильем, электричество даст Ниагарский водопад, засорение окружающей среды промышленными отходами будет караться законом, а социальная жизнь будет организована по принципу акционерного общества, члены которого не конкурируют между собой, а сообща трудятся на общее благо.
Последователей у утопии Жиллетта оказалось немного. Но все же он получил несколько десятков писем (в некоторые были вложены деньги!) с просьбой «записать в граждане Метрополиса».
Когда Жилетт разбогател и стал публичной фигурой (его портрет красовался на каждой упаковке бритв), он решил привлечь к своей затее других знаменитостей – экс-президента Теодора Рузвельта и автомагната Генри Форда.
Форд отказался слушать «бредни» коллеги. А ответ Рузвельта, которого Жиллетт пригласил возглавить утопическую Всемирную корпорацию, вошел в историю: «Я бы не прочь, но я как-то не доверяю людям, которые продают бритвы, а сами при этом носят усы».
Окончательно охладев к социальным преобразованиям, разменявший седьмой десяток Жиллетт решил уйти на покой. Он продал значительную часть своих акций и купил себе в Калифорнии поместье с апельсиновыми плантациями, где провел остаток дней и умер в 1931 году.
Незадолго до смерти, в 1926 году, когда отмечалось 25-летие компании Gillette, ее основатель заявил: «Я не знаю другого такого же товара повседневного индивидуального спроса, как наша безопасная бритва. В своих путешествиях я встречал ее везде – от рыбацкого поселка на севере Норвегии до пустыни Сахара». Однако даже в самых смелых мечтах Жиллетт вряд ли догадывался, как широко будет использоваться его изобретение. Всю жизнь грезивший утопическими проектами, Жиллетт смог-таки изменить мир – хотя и не в том направлении, о котором думал. Он превратил бритье из ежедневной пытки в легкую необременительную процедуру. Более того, изобретение Жиллетта дало человечеству новый вектор развития – за одноразовыми бритвами неизбежно последовали одноразовые ручки, одноразовая посуда, одноразовая одежда.
В наши дни бренд Gillette принадлежит трансконтинентальной компании Procter&Gamble (P&G). А сами бритвы и аксессуары производятся на тысячах фабрик в таких странах, как: Америка, Аргентина, Австралия, Канада, Бразилия, Мексика, Англия, Франция, Германия и Швейцария.
 
После классических станков первой бритвенной системой Gillette была Trac II c 2 лезвиями. Далее была разработана система Gillette Atra (1977), впервые имевшая плавающую головку.
 
Следующей системой компании была модификация Atra — Atra Plus (1985), получившая смазывающую полоску над рядом лезвий. В 1990 году была произведена модель Sensor, наследники которой популярны и по сей день. Система имела передовой для того времени стальной дизайн и 2-точечную плавающую головку.
 
В 1995 впервые была произведена система Gillette с 5 микрогребнями — Sensor Excel, было заявлено, что микрогребни натягивают кожу для обеспечения более гладкого бритья. В 1998 году вышла бритвенная система Mach3 с 3 лезвиями в кассете и 5 микрогребнями. В 2003 году выпускается модификация Mach3 — Mach3 Turbo, новинка имела 10 микрогребней вместо пяти, а также новые лезвия Antifriction. Также был обновлён дизайн ручки. В 2004 году вышла модификация системы Mach3 Turbo c вибро-режимом, работающая от батарейки, получившая название M3Power.
 
В 2007 году выходит система с 5 лезвиями — Gillette Fusion и её модификация с вибро-режимом Fusion Power. Также у Fusion впервые появилось лезвие-триммер на обороте кассеты для бритья сложных участков лица.

Интересные факты

 В рассказе М. Зощенко «Диктофон», наряду с другими «великими изобретениями» американцев, названы и «безопасные бритвы Жиллет».

Образ бритвы «Жиллет», как отмечает один из исследователей творчества О. Мандельштама, является объединяющим для стиха и «Четвёртой прозы» поэта.

 Источники: procterandgamble.ru, ru.wikipedia.org, 24company.ru, pg.com, www.gillette.ru, brandpedia.ru
 

Истории любви

Будучи в Тайвани, я купил Gillet набор бритвенный станок и пенку для бритья. Оказывается, в это время проходила акция, где по стирающемуся стикеру можно было выиграть призы от фото плёнки Kodac до мотороллера. Мне продавец  стёр стикер и, замахав руками, выдал блок плёнки Kodac. Но так как там были написаны иероглифы, то мой коллега сказал, что я явно выиграл мотороллер! Но в 1995 году я был доволен и плёнкой

  • Currently 3.87/5 Stars.
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
(15) голосов

Письма бренду:

Жилет, очень люблю вас за бережное отношение к моей коже, имиджу. Всегда свежо выгляжу и это придает мне силы.

Дорогой друг Gillette, благодарю тебя за заботу о моей чувствительной коже лица, когда лезвие бритвы бреет, не раздражая.


GILLETTE в рейтингах:


Топ20 любимых брендов россиян:

2011 год 11 место К рейтингу

Рейтинг
в категориях:

Товары для бритья:
2017 год 1 место К рейтингу
2016 год 1 место К рейтингу
2015 год 1 место К рейтингу
2014 год 1 место К рейтингу
2013 год 1 место К рейтингу
2012 год 1 место К рейтингу
2011 год 1 место К рейтингу
2010 год 1 место К рейтингу